This page contains a Flash digital edition of a book.
RussianUK32:RussianUK 21 23/02/2015 12:24 Page 53


...С детства ненавижу клоунов! С детства ненавижу заигрывание потных раскрашен- ных актеров: «дети, вы не видели, куда Баба Яга побежала?». В нашем кругу всегда было принято разговаривать с детьми «как с большими», и со мной никогда не сюсюка- ли, даже когда мне было три года. Самое ужасное, что клоунада эта происхо- дит не от безысходности - Ирвинг на самом деле считает, что народ надо развлекать именно ярмарочными трюками. Что в точ- ности соответствует, как оказалось, мыслям руководства. Петушки и карусели!


Строгий запрет не жрать в залах снимается, все засыпается крошками и заливается соу- сами, время от времени раздается звон раз- битых бокалов, пьяные гости карабкаются по лестницам, а рычащий повар-словак бъется с подносами в заевшую дверь - у него пирожки остывают. Мы с готическим Люком стоим у лифта, как стражи врат ада. Никого не пускать, зал с окаменелостями закрыт, там накрывают столы. Сейчас будут слезы. - Динозавр закрыт, деточка, динозавра сего- дня не будет. Глаза наполняются слезами, раздается чудовищный рев, ребенок топает ногами, мамаша кидает на меня разъярен- ные взгляды. - Мы ехали из самого Честера (Эдинбурга, Москвы). Как вы можете закрыть динозавра? Что за безобразие! Что тут сказать, «у нас все на вебсайте написано, проверяйте заранее?» - Wrong! Если увидят, что тебе на самом деле жалко ребенка, а свадьбы эти у тебя колом в горле, - сьедят. Глаза должны быть как у тухлой рыбы, а слова - сахарные. Очень извиняюсь, барыня, ничего сделать не могу- с. Динозавр закрыт-с, приходите завтра. И потом таскать столы, закатывать стулья, расправлять скатерти, собирать стаканы. Так намаешься за три часа стоять, пока толпа орет и топочет под нафталинную музыку, - закатываешь эти столы уже с радостью, хоть что-то полезное делать.


А


ми. Бросили и нас в топку - не спросив, объявили, что ура-ура, мы будем теперь массовиками-затейниками. Будут у нас «Веселые дни», когда нужно в музее куро- лесить - мастерить из коробок и бумажных стаканчиков зверюшек и маски, строить башни из коробок и вносить веселую нераз- бериху. А то, мол, обычно музеи - это скуч- но, это пыльные храмы науки, а у нас будет раздаваться веселый детский смех. Ну когда это оно было скучно?! Это было сто лет назад, во времена викторианских джентльменов, когда не то что детей и жен- щин, а обычных-то людей пускали, в Natural History Museum в Лондоне, напри- мер, только по спец приглашению и после собеседования. А с тех пор все вполне стало весело. С тех пор давно уже музей - место где можно побегать и пожрать чипсы. Да я не против, пусть бегают, если у них шило в заду, почему мы-то должны прыгать? Как вообще можно заставить быть веселыми? Приехали два записных затейника: мужик, похожий на бонвивана, который назанимал денег у всех знакомых, пропил и в ус не дует, - и его помощница, похожая, как водится у музейных развлекателей, на


А


йлса - душечка, в этих своих хип- стерских юбочках, но любой началь- ник топит печь своими подчиненны-


в музее продолжается своя жизнь. Помещение подсдают на свадьбы и корпоративы - кушать-то надо.





важная. Хорошая - что вам увеличили ставку на три пенса за час. (Апплодисменты) Вторая - что мы будем теперь назы-


монашку. Стали нас учить безграничному веселью. Веселы надо говорить бодрее, а бодры - правильно, бодрее. Народ роптал, но на тренинг пошел - платят же. «Пускай начальство развлекается, ты, голуба, улы- байся и кивай, а там мы на тормозах спу- стим». Так и надо было делать. Я же, наоборот, поворчала-поворчала, а потом, когда народ готов уже был это дело совсем похоронить, начала входить во вкус. Все это все больше напоминало художе- ственную школу, не так и плохо - не про- сто сидеть бабушкой в углу, а возиться с детишками, строить с ними башню или кле- ить бабочек. И я постепенно «перетекла» в «отдел образования», где по выходным с детьми делают зайчиков и кукол, и про- исходит прочее развлечение народа подруч- ными средствами. А тут лавочка и закрылась. Грянули боль- шие перемены, и мы попали под раздачу.


озабоченное. Ежу понятно - сейчас скажут гадость. У нас три новости, две - хорошие, и одна совсем не важная. Хорошая - что вам увеличили ставку на три пенса за час. (Апплодисменты) Вторая - что мы будем теперь называться не просто vsa, a “vsa team”. (Бурные апплодисменты). Да, кста- ти, тут еще есть совсем маленькая новость, чуть не забыла: вас всех... э... уволили. Просто не будут вас больше звать и все. У музея нет никаких обязательств перед вами, вы что, забыли? Мы других наберем. Постоянных. Для чего, почему, за что? Для чего - чтоб было прикольнее. Почему - чтоб была движуха. А за что - да ни за что, вы все обалденные. «You are valued mem- bers of the team”. Так и сказала. Ну что поделать, если у человека совесть еще в детстве вырезали, вместе с гландами. Как же можно нас, обалденных, без вины уволить, а нанять других? Вопрос остался без ответа. А можно сказать, что началь- ник, который все это придумал, зарвавший- ся администратор и злобный дворецкий? И вообще, где он? Кишка тонка выйти к народу, боится, что порвут на тряпочки? Я не расслышала, я передам ему, что народ разошелся в благоговении. - А директор, директор-то где? - К сожале- нию, директор очень занят. Он уехал на собрание музейной ассоциации, где он воз- главляет комиссию по этике. Ну народ и разошелся. Одна девочка поры- дала. Ну, вторая попыталась-таки пробить- ся к директору. Ее выбросили, с радостью, в тот же день, не дожидаясь «подготови- тельного периода». Ну и все. Не получают- ся у английского народа революции.


С


человек, проработавших дольше всех, мы оставим двух еще на год! Молитесь и пре-


П 53 RUSSIANUK 020 8445 6465 WWW.RUSSIANUK.COM


осле этого каждый мейл начинался со слов «мы счастливы сообщить». Мы счастливы сообщить, что из 4


обрали и усадили всех в кружок. У новой начальницы, пучеглазой тол- стухи Ровины, лицо вдохновенно-


клоняйтесь перед нашим лидером! Мы счастливы сообщить, что объявлены пять вакансий, на которые вы можете пода- вать! Как и все остальные обитатели Земли! Чтоб увидеть, сколько народу лома- нется - мы счастливы сообщить, что вы можете прийти в четверг и потоптаться в коридоре, и вам расскажут, как нужно пля- сать, чтобы понравиться нашему золотому лидеру. Ну что ж, зрелище было впечатляющее. Сотни людей давились у стола начальницы, так что нам сразу стало ясно — Let the hunger games begin! Заключали пари, кто придет первым - ярмарочный зазывала Ирвинг? Хлопотунья Луиз? Гот Люк? Народ шушукался. «Они уже знают, кого хотят»... «Никто не знает, чего они хотят». По углам ползли сплетни, заключались союзы. Потом интервью из двух стадий, с обязательным feedback'ом и объяснениями (как маленьким), что главное - помогать друг другу и не выпячивать свое «я». Самодельная, доморощенная психология, как будто кто-то прочитал первые две стра- ницы самого примитивного учебника, и решил нанять «вежливых и внимательных» людей... Мы тоскливо переглядывались, специально артикулируя для тупых админи- страторов «я тебе помогаю, ты мне помога- ешь, мы вместе помогаем посетителям». ...Ирвинг вышел с собеседования доволь- ный, Луиза вылетела заполошно, Люк выплыл меланхолично... В общем, из тыся- чи внешних и внутренних кандидатов полу- чили работы пятеро - все «внутренние», все белые и все англичане. А тысяча взрослых людей с высшим обра- зованием, которым объяснили, что они недостаточно хороши для того, чтоб сидеть в углу за восемь фунтов в час? С ними что делать? «И в желтых окнах засмеются, что этих нищих провели».


Злобный дворецкий получил медальку и прибавку к зарплате, а кураторы остались делать то, что кураторы делают: немного светиться в телевизоре, немного развлекать школьников, и не вникать в то, как там укрощают «лакеев и поломоек». Музей как стоял, так и стоит. Доклад директора по этике опубликовали в альманахе. Динозавр остался. Слон остался. Волонтеры-добровольцы все так же выка- тывают по пятницам чучело лисы, или вытаскивают из террариума старого уста- лого питона. Ну и пусть пара-тройка сотен людей теперь говорят: «Музей? Банка с пауками это, а не музей» Но для малышей, которые видят это все в первый раз, - музей это по-прежнему ска- зочный мир с неподвижными, но безуслов- но настоящими животными, только прита- ившимися. Волшебный слон, страшный лев, огромный кит. И много-много лет до того, как они поймут, в каком мире живут и кто тут всем заправляет.


Н


о скажите, разве это трагедия? Убрали одних бабушек - поставили других, никто и не заметил.





...усадили всех в кружок. Ежу понятно - сейчас скажут гадость. У нас три новости, две - хорошие, и одна совсем не


ваться не просто vsa, a “vsa team”. (Бурные апплодисменты). Да, кстати, тут еще есть совсем маленькая новость, чуть не забыла: вас всех... э... уволили.


Page 1  |  Page 2  |  Page 3  |  Page 4  |  Page 5  |  Page 6  |  Page 7  |  Page 8  |  Page 9  |  Page 10  |  Page 11  |  Page 12  |  Page 13  |  Page 14  |  Page 15  |  Page 16  |  Page 17  |  Page 18  |  Page 19  |  Page 20  |  Page 21  |  Page 22  |  Page 23  |  Page 24  |  Page 25  |  Page 26  |  Page 27  |  Page 28  |  Page 29  |  Page 30  |  Page 31  |  Page 32  |  Page 33  |  Page 34  |  Page 35  |  Page 36  |  Page 37  |  Page 38  |  Page 39  |  Page 40  |  Page 41  |  Page 42  |  Page 43  |  Page 44  |  Page 45  |  Page 46  |  Page 47  |  Page 48  |  Page 49  |  Page 50  |  Page 51  |  Page 52  |  Page 53  |  Page 54  |  Page 55  |  Page 56  |  Page 57  |  Page 58  |  Page 59  |  Page 60  |  Page 61  |  Page 62  |  Page 63  |  Page 64  |  Page 65  |  Page 66  |  Page 67  |  Page 68